?

Log in

9 августа 1999 года Путин стал и.о. председателя правительства России. Кром того, Ельцин фактически прямо признал его своим наследником во власти.
Представляю, как тяжело вспоминать об этом дне отечественным радикал-либералам и компрадор-ренегатам.
Но мы, люди объективные, спокойные, способные оценить и успехи, и провалы политика Путина, и при этом любящие Россию, а не только пармезан (хотя и пармезан тоже - но только среди сыров, а не среди главных человеческих ценностей), должны отметить и признать следующее.
1. Путин - самый успешный официальный лидер страны со времён Андропова.
2. После горбачёвско-елцинского развала именно под руководством Путина Россия возродилась.
3. При Путине был восстановлен статус России как глобальной сверхдержавы (конечно, не до уровня СССР и ещё не в экономическом плане).
4. Сам Путин ныне входит в тройку самых влиятельных политиков мира с гигантским международным опытом. Двое остальных в этой тройке - президент США и председатель КНР. В ельцинские времена многие даже представить себе такого не могли, а к осени 1999 года Запад вообще считал, что Россия теперь уже никогда не возродится как мировая держава.
5. Путин решил многие проблемы России 90-х годов, а большинство других минимизировал. Многое можно было сделать лучше, но по сумме основных показателей политика Путина сверхуспешна, а сам он - как управленец и политик - сверхэффективен.
6. Путину удалось сохранить целостность России и уберечь её от второго после 90-91-го годов распада. А в 1999 году (и раньше) всё шло к тому.
7. Путин начал воссоздавать исторический (традиционный) межгосударственный и межнациональный союз вокруг России. В потенциале и в перспективе - новое союзное государство
8. Путин единственный со времён Горбачёва, при ком 1) население страны стало расти, а 2) её территория увеличилась.
Не подлежит сомнению, что Вашингтоном перед киевским режимом поставлено несколько целей. И одна из главных - вынудить Путина принять решение о вводе войск в восточные области Украины, нарушив тем самым суверенитет этой страны.

В этом случае Россия, естественно, будет объявлена агрессором. Евросоюз, многие лидеры которого всё понимают, но как некоторые животные, сказать ничего не могут, точнее - боятся, с таким определением согласятся.

То, что США в ситуации на Украине и вокруг Украины превратили Евросоюз в полное политическое ничтожество, идущее как против своих экономических интересов, так и навстречу военному конфликту с Россией, печально, но и с этим фактом приходится считаться. В обозримой исторической ретроспективе только перед Гитлером руководители тогдашних европейских стран трепетали больше, чем перед нынешним американским руководством.

Американская администрация, возглавляемая лауреатом Нобелевской премии мира (!), прекрасно понимает, что Путин не хочет вводить вооружённые силы России на территорию Украины. Значит, нужно его вынудить это сделать.

Этим императивом по сути определяется вся нынешняя политика США на европейском пространстве. Киевский режим - исполнитель. Евросоюз - клака. Западные правозащитники, как по команде, онемели. Заговорят, когда нужно будет осуждать «агрессию России».

Для реализации поставленной цели Киеву дан карт-бланш на убийство мирных жителей в восточных областях Украины, да и в других, буде нужно, тоже. Более того, Киеву уже позволено убивать и граждан России, например, журналистов.

Чтобы Путин дал приказ на ввод войск в восточные области Украины (Донецкую и Луганскую народные республики) нужно убить как можно больше мирных граждан на этих территориях. Сколько? Да столько, сколько будет нужно для получения искомого результата.

Итак, если Путин даст команду на ввод войск, то США объявят Россию агрессором, а Путина - военным преступником.

Но и если не даст, то тоже хорошо. Юго-Восток Украины будет окончательно «зачищен», а украинские войска и так называемая нацгвардия будет брошена на Крым. Тут уже от прямого военного столкновения России и Украины не увернуться. Но при этом у Путина уже не будет той народной поддержки, которая у него есть сейчас. Коллаборационисты в московской политической элите возьмут верх, а снизу их поддержит примолкшее в последние месяцы, но ждущее команды Болото.

Программа-максимум: Путин свергнут, Севастополь - база американского военного флота, Россия полностью деморализована, и во главе её поставлены какие-нибудь местные Порошенко с Яценюком.

Всё. России как великой державы и даже как самостоятельного государства больше нет. Евросоюз политически тоже уничтожен. И его как субъекта мировой политики тоже больше нет.

Естественно, тут ещё множество всякого рода нюансов, но сути дела они не меняют.

Итак, проводить упреждающую военную операцию по спасению сотен тысяч и миллионов жителей восточных областей Украины от физического истребления и превращения в узников «фильтрационных лагерей» или бессловесных и безъязыких рабов украинских националистов, России опасно.

Но и не проводить рано или поздно станет уже невозможно. Не решится Путин на упреждающую - придётся после того, как трупы в восточных областях Украины будут вывозить не автомобилями-рефрижераторами, а вагонами.

Избежать войны всегда лучше, чем в неё ввязаться. Тем более, ввязаться по чужой прихоти. Но только в том случае, если есть возможность её избежать, не став при этом колонией того, кто тебе эту войну навязывает. И не жертвуя десятками тысяч жизней своих соотечественников и судьбами миллионов изгнанных со своей земли, из своих домов людей. Кстати, в основном родственников граждан России.

Думаю, что, к сожалению, шансов избежать превентивной военной операции по спасению мирных жителей Новороссии (перейду теперь к этому обозначению земель, на которых по инициативе Вашингтона и Киева и при попустительстве и глупости Брюсселя, Парижа и Берлина разразилась уже кровавая и уже трагедия), очень мало. И не по вине России.

Однако попытаться необходимо. И это даже обязанность Москвы - предпринять такую попытку. Для этого нужно, наконец, перехватить у Киева и стоящего за ним Вашингтона инициативу. Слов они не понимают. Только готовность проявить волю и применить силу, о чём Путин, кстати, прекрасно знает.

Но, несмотря на всю военную беспомощность киевского режима, именно он все последние недели диктует ход событий на востоке Украины. И в этом смысле - укрепляется. Умиротворить этот режим нельзя. Он создан для иных целей. Его можно только отрезвить. Если хотите, напугать.

Что же должна сделать Россия? Повторяю, и для того, чтобы не вводить свои войска на территорию Украины и не вступать по собственной инициативе в прямое столкновение с украинскими войсками, и для того, чтобы реально спасти население Новороссии от физического уничтожения и изгнания с его исторических земель.

На мой взгляд, помимо тех действий, о которых нет резона распространяться публично, необходимо официально объявить о следующем.

1. Россия заявляет, о чём я неоднократно писал и говорил, что русский народ является самым большим разделённым народом Европы, а в пределах Украины в границах 1991 года проживает не менее 20 миллионов русских. И всем им теперь угрожает опасность - вплоть до физического уничтожения.

2. Россия предъявляет киевскому режиму официальное обвинение в геноциде русского народа. Кстати, ещё и людей других национальностей - малороссов и самих украинцев, не признающих законность нынешней киевской власти. ООН при Пан Ги Муне, естественно, это обвинение не поддержит. Но ждать, когда следующим генеральным секретарём ООН американцы назначат какого-нибудь Дешицу, резона точно нет.

3. В случае отказа «подкаблучного» так называемого мирового сообщества признать факт геноцида русских в восточных областях Украины, Россия объявляет, что она вынуждена сама принять все необходимые меры для спасения русских (и не только русских) в восточных областях Украины. И меры эти будут в первую очередь политические и дипломатические. А именно...

4. Россия признает действия сил самообороны Новороссии национально-освободительной войной.

5. Россия признает Донецкую народную республику и Луганскую республику независимыми государствами, уже обеспечившими собственными силами минимизацию геноцида населения Новороссии, а потому и естественными союзниками России.

6. Россия обязуется выполнить все просьбы ДНР и ЛНР, или Народной республики Новороссия (если ДНР и ЛНР объединятся), направленные на защиту их населения от уничтожения или выселения с их исторических земель.

7. Россия будет готова заключить с Народной республикой Новороссией военный союз, взяв на себя обязательство ввести на территорию Новороссии необходимый для отражения любой агрессии из любой точки мира воинский контингент.

8. До заключения такого союза Россия не будет препятствовать своим гражданам, желающим добровольно отправиться в Новороссию и вступить в ряды сил самообороны Новороссии.

9. Россия объявит, что с момента признания ею независимости ДНР и ЛНР или объединённой НРН любые вооружённые действия любых воинских формирований третьих стран или отдельных граждан этих стран будут рассматриваться ею как военная агрессия против самой России.

10. До создания Народной республикой Новороссией собственного Министерства иностранных дел Россия, если о том попросят органы власти Новороссии, будет готова представлять интересы республики на международной арене.

11. Постоянным жителям Новороссии, пожелавшим покинуть пределы НРН как места постоянного проживания, такая возможность будет беспрепятственно предоставлена, причём с возмещением (за счёт бюджета Новороссии, но под финансовые гарантии России) стоимости оставленных жилищ.

Думаю, что именно такой или примерно такой план, причём - напоминаю - объявленный загодя и открыто, а также параллельное развёртывание необходимого воинского контингента в приграничных с Новороссией областях России, но пока, до признания Россией независимости Новороссии, без вступления на её территорию,

во-первых, заставят Вашингтон задуматься, к какой роковой черте он подвёл не только Украину и Европу, но и сами США;

во-вторых, продемонстрируют военнослужащим Украины, что если они не образумятся, вскоре им предстоит встретиться на поле боя уже не с ополченцами (хотя и их они победить и покорить не могут), а с регулярными и хорошо подготовленными войсками;

в-третьих, выведут из бессознательного состояния лидеров ведущих стран Евросоюза, которые, наконец, признаются сами себе, к чему привела их народы и Европу в целом их собственная или навязанная им Вашингтоном политика.

Не стоит и говорить, какое воодушевление вызовет обнародование такого плана у абсолютного большинства жителей Новороссии.

Думаю, такому решению будут аплодировать про себя, а кто посмелее - и вслух, руководители абсолютного большинства стран мира.

Если и после этого Киев не прекратит карательную операцию против жителей Новороссии и не сядет без всяких условий за стол переговоров с лидерами ДНР и ЛНР (что ещё может позволить сохранить Украину в её нынешних границах), то означенный план должен перейти в стадию стремительной реализации. И это тоже позволит избежать прямых военных столкновений между вооружёнными силами России и Украины, то есть украино-русской войны. Если, конечно, в Вашингтоне и Киеве у власти сохранились хоть сколь-нибудь вменяемые люди.
Кто похоронил единую незалежную Украину?

20 тезисов, похожих на эпитафию


1. Сегодня мы уже знаем имена тех, кто похоронил недолго существовавшее в искусственных границах 1991 (1954) года независимое государство Украина: Яценюк, Кличко, Ярош, Турчинов и Аваков. Это первая пятёрка. Её можно дополнить, но это главная похоронная команда незалежной Украины.

2. Украинская элита не воспользовалась уникальным историческим шансом, который возник в 1991 году - получив территорию, в четыре раза превосходящую по размерам ту, с которой несколько областей запорожского казачества (а отнюдь не Украина, которой вообще тогда не было) вошли в состав Российской империи, и сложенную благодаря Ленину, Сталину и Хрущеву, сохранить её в виде единого и демократического государства.

3. При всех ошибках и всём двуличии Кравчука, Кучмы, Ющенко и Януковича, при них Украина в границах УССР 1954 года выживала. И продлись это ещё лет двадцать - сохранилась бы такой, возможно, до середины ХХI века.

4. Все четыре украинских президента, включая и Януковича, вели примерно одну, традиционную для украинской элиты, но всё-таки самостоятельную политику, суть которой - более или менее скрытая украинизация русского населения Украины и постепенное «ввинчивание» Украины в Евросоюз и, скорее всего, в НАТО. Это - стратегия. А тактика и политика - осуществить всё это за счёт России и на деньги России (это и Западу подходило) и на наиболее выгодных для украинской элиты (прежде всего олигархата) условиях.

Конечно, это была традиционная для украинизма политика маневрирования между Москвой и Западом, причём чем более долгого, тем лучше. Но всё-таки это была своя, национальная, можно даже сказать - независимая политика.

5. Янукович проводил её не менее последовательно, чем Кучма, но не так прытко, как Ющенко. И при Януковиче Украина как государство существовала, территориальная целостность её сохранялась, экономика функционировала, постепенное вползание в Евросоюз продвигалось.

Более того, Янукович мог позволить себе и отказаться от вступления в Таможенный союз, и отложить подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Чем не независимость? При этом ему удалось (конечно, благодаря благосклонности к «братской стране» со стороны России) уговорить Москву в очередной раз спасти Украину от экономического краха.

Янукович был слабый и эгоистичный президент, но он всё-таки был президент своей, пусть и искусственно сложенной, по-украински незалежной страны.

6. А что мы видим после свержения Януковича?

Территориальной целостности Украины уже нет. И, скорее всего, это только начало.

Украинское государство и государственная власть вообще рухнули.

Значительная часть территорий, входящих в Украину, либо не подчиняется, либо не желает подчиняться нынешним киевским властям.

Экономический коллапс Украины не за горами. Москва, наконец, сказала: всё, ребята, теперь доите тех, к кому окончательно перекинулись. Но Запад, конечно, не будет спасать Украину десятками миллиардов долларов. «Братства» с её «народом» он не чувствует, а деньги готов давать тем, у кого в руках реальная власть, а не подмайданникам.

Наконец, Украина стремительно вползает в гражданскую войну.

Вот почему я утверждаю, что незалежную Украину в границах 1991 года умертвили и похоронили Яценюк, Кличко (теперь куда-то слинявший), Ярош, Турчинов и Аваков. Где-то там, рядом и Тимошенко, но она, видимо, во-первых, не хочет быть внесённой в этот список, каждое имя которого будет проклято будущими украинцами, а во-вторых, надеется стать украинским Пиночетом.

7. Но президентские выборы 25 мая вряд ли состоятся (сейчас за это не более 50 шансов из 100, то есть фактически ситуация подброшенной в воздух монетки), а если и состоятся, они почти ничего не изменят. Тот, кто на них «победит», будет иметь реальной власти не больше, чем и.о. то ли Януковича, то ли самого себя Турчинов.

8. Почему Запад не даст Киеву денег, нужных Турчинову-Яценюку-Авакову для проведения выборов в более или менее стабильной ситуации? Да потому что сам Запад не верит этой тройке. Не верит, что они удержат власть как до 25 мая, так и после 25 мая - в союзе с новым «президентом» Украины. Не верит, что они удержат власть на всей оставшейся территории Украины. Не верит, что Украина не распадётся. Не верит, что люди, за один месяц промотавшие то, что предыдущие президенты Украины хитростью и изворотливостью сохраняли 23 года, сумеют разумно распорядиться такими деньгами. И, конечно, Запад понимает, что бросать миллиарды евро или долларов в топку гражданской войны и распадающегося государства не есть «эффективная» трата денег.

9. Почему Запад помог свергнуть Януковича? То ли потому, что решил отомстить Путину за его внешнеполитические успехи. То ли в качестве наказания Януковичу за отказ подписать соглашение с Евросоюзом. А скорее всего, потому, что решил - настал удобный момент и, возможно, последний шанс окончательно оторвать Украину от России. Но это уже не важно.

Важно то, что Запад совершил катастрофическую ошибку, плоды которой он пожинает сейчас. Но Запад-то их пока пожинает скорее теоретически, а вот Украина и её население - практически.

10. Запад поверил Киеву (и своим собственным иллюзиям, которые были столь сладостны) в том, что на Украине живут только украинцы и ещё несколько (но немного) миллионов «русскоязычных москалей», которые, раз они 23 года терпели украинизацию и обман со стороны всех предыдущих президентов, то и сейчас ничего не сделают. Однако этого не случилось.

11. Политика, построенная на невежестве, предрассудках и иллюзиях, рано или поздно кончается крахом. Население Украины как состояло до 1991 года, так и состоит до сих пор из двух примерно равных по численности этносов - украинцев и русских. Плюс национальные меньшинства.

20-25 миллионов русских можно сколько угодно украинизировать, но рано или поздно им это надоест. Что и случилось, когда эти 20-25 миллионов русских увидели, что на смену постоянно их обманывавшему Януковичу пришли отъявленные националисты, почти нацисты, точно - расисты и шовинисты. Причём пришли они путём государственного переворота и вооружённого захвата власти с физическим подавлением всех несогласных.

После 21 февраля 20-25 миллионов русских на Украине поняли, что теперь начнётся уже не ползучая украинизация, а открытая и действительно насильственная.

12. Как «цивилизованная и просвещённая Европа» могла спокойно, делая вид, что она ничего не замечает, наблюдать, как не тысячу, не миллион, а 20-25 миллионов русских пытаются лишить их национальной идентичности и родного языка, не говоря уже о власти, вопрос риторический. Евросоюз-НАТО желали этого, помогали этому, стимулировали это, участвовали в этом.

Но европейские «гуманисты», цинизм которых равен только их фанаберии, ошиблись. Вместо целостной и покорной Украины, которую они желали получить под свой политический протекторат и под своё экономическое управление, они получили распадающуюся страну, временную власть в которой захватили странные люди, требующие только двух вещей - денег (много денег) и натовских солдат для подавления восстания «недоукраинизированных москалей с Востока».

13. Но к этому моменту Запад уже понял (не делясь этим пониманием со своими СМИ), что русских-то на Украине не 2 и не 22 человека, не 22 тысячи, а не менее 20 миллионов. И сдаваться Турчинову-Яценюку-Авакову, а тем более Ярошу они, русские, не собираются.

14. Киевская власть ждёт, когда «Запад поможет», а Запад хочет, чтобы киевская власть сама усмирила русских на Востоке Украины. Желательно, без большой крови. А деньги - потом. Но Киев не может усмирить Восток, тем более без крови. Он и с кровью-то не сможет, но это отдельная тема.

Что делать Турчинову-Яценюку-Авакову? Отступить? Тогда тюрьма - самое малое, что их ждёт. Значит, надо идти на кровь, после которой, во-первых, они неизбежно будут дискредитированы и в глазах многих на Западе, который их, естественно, быстренько сдаст, а во-вторых, вынуждены будут устанавливать диктатуру. Иначе из крови не выходят - если только не в сторону скамьи подсудимых.

15. А вы представляете, что такое установить диктатуру в огромной по площади стране с населением в 45 миллионов человек? Это вам не Косово. И долго она, диктатура, всё равно не продержится. А гарантий безопасности - вы сделайте своё дело, а мы вас потом в Брюсселе или Париже спрячем до конца вашей жизни - Запад Турчинову с Яценюком не даёт. Не такое у Запада воспитание.

16. Более того, может, кто на Западе до сих пор и этого не знает, но Путин, надо думать, Обаме и Меркель, а Лавров Керри всё-таки объяснили, что вообще-то и единой украинской нации нет. А есть, по мнению многих настоящих, а не прибалтийских и грузинских экспертов и Ющенко-Чумаченко, как минимум, малороссы (практически русские или во всяком случае максимально к русским лояльные), собственно украинцы (типа Януковича и Кучмы) и есть галичане. И все эти три (а можно выделить и другие составляющие) части «единой украинской нации» между собою не очень-то ладят. Посему, раз уж начался распад Украины, то распадётся она в конечном итоге (через несколько лет хаоса и анархии) не на Восток (Новороссию) и всё остальное во главе с Киевом, а на Новороссию (Харьков-Донецк), на Малороссию (с центром в Киеве), на Южные новороссийские земли (Одесса-Николаев), на собственно «Украину» (северные и восточные области) и на Галичину. Это минимум.

Да ещё в этом случае Польша захочет спасать поляков, живущих на Украине, Румыния - румын, Венгрия - венгров... Такая внутриевросоюзовская каша заварится!

С кем тут Евросоюзу подписывать соглашение об ассоциации? Куда вводить войска НАТО? Кому давать десятки миллиардов евро? Наследникам дивизии СС «Галичина»? Привыкшим жить за счёт заводов и шахт Новороссии киевским письменникам и журналистам?

17. Запад хотел наказать Россию и, видимо, лично Путина. Сделал ставку на политических маргиналов из Киева (Турчинов, Яценюк, Кличко) и обещавших запугать москалей украинских шовинистов-русофобов (кстати, заодно и антисемитов) типа Яроша. А в результате создал: 1) все необходимые условия для распада Украины; 2) получил в виде своих политических партнёров в Киеве певицу Руслану и ненавидимых половиной населения Украины ни на что не способных марионеток, думающих теперь только о сохранении своей жизни и равно боящихся и русских с Востока, и западенцов, и Запада, и Путина. В чём, видимо, лично и убедился прилетевший в Киев директор ЦРУ Джон Бреннан.

18. Если на землю левобережной Украины вступят войска НАТО, то есть немцы (а кто ещё там боеспособен?), то это для всех русских (кроме, разве что Макаревича и Ахеджаковой) как в России, так и на Украине будет означать 22 июня 1941 года.

Если на землю нынешней Украины вступят американцы, то это прямой шаг к непосредственному военному противостоянию с Россией. Как если бы русские солдаты высадились в Канаде или в Мексике.

Конечно, американцы могут высадить десант в Киеве. Так Турчинову и всей (почти всей) киевской политической тусовке будет спокойнее. Но, во-первых, Киев теперь контроль над всей территорией Украины не имеет. Во-вторых, накормить огороженный американскими штыками от всей остальной Украины привыкший вкусно есть и красиво жить киевский политикум - никаких денег не хватит.

19. Создание (воссоздание) суверенной Новороссии (Донецко-Криворожской республики или чего-то подобного) теперь уже практически неизбежно. Ну и так далее. Запад, желая противоположное, сделал своё дело. Теперь бы ему в сторонку отойти и погрузиться в изучение истории России и Восточной Европы вообще. Так было бы всем, включая Украину, спокойнее.

20. Но в сторонку Запад отходить не привык. А потому нужен, нужен Западу демократический украинский диктатор. Но где он? Тимошенко, видимо, ждёт, что Вашингтон, наконец, сделает ставку прямо на неё. Даст соответствующий сигнал. Однако и популярность Юлии Владимировны поизносилась, и гарантий и денег она потребует больше, чем Яценюк с Турчиновым вместе взятые. Да и проблема «не сильно кровавого усмирения Востока» остаётся - её же нужно решить прежде всего. И для собственно «усмирения». И для того, чтобы вынудить Россию послать своих военных для спасения русских и малороссов в восточных областях Украины. И для того, чтобы в очередной раз свалить на Россию, русских и Путина вину за собственное невежество, за свою алчность, за свой провал в деле «мирного поглощения Украины».
Цели Киева (переброска спецназа, боевиков Правого сектора, наёмников и боевой техники) на Юго-Востоке ясны:
1. Подавить восставших под гнётом киевских властей жителей Юго-Запада.
2. Одновременно спровоцировать Россию на ввод на территорию Украины воинских подразделений для защиты жителей Юго-Востока.
3. Объявить это агрессией и обратиться к НАТО с просьбой ввести войска на Украину.
4. Провести под прикрытием НАТО президентские выборы, которые НАТО, ЕС и Вашингтон тут же признают.
5. Желательно добиться прямого военного контакта военных НАТО и России.
Спровоцировать долговременный политический конфликт между Россией и НАТО.
6. Под этим соусом моментально получить от Вашингтона и Брюсселя 10-15 миллиардов долларов для предотвращения банкротсва страны и режима.
7. Киев желал бы, чтобы на Украине высадились американцы. Во-первых, для того, чтобы столкнуть Россию и США лбами непосредственно.
Во-вторых, чтобы уговорить США "освободить Крым".
Всё это позволит Порошенко-Тимошенко-Турчинову-Яценюку просидеть на натовско-американских штыках несколько лет.

Чего не учитывает Киев?
1. США не пойдут на прямое военное противостояние с Россией. Даже на территории Украины.
2. Единственные боеспособные европейские войска НАТО - немецкие. Но вступление немецких войск на территорию Украины будет означать непосредственное возвращение европейской истории к 22 июня 1941 года. Половина Европы, половина Украины и вся Россия прямо поставят знак равенства между войсками Гитлера и бундесвером. Ангела Меркель моментально из христианской демократки превратится в... Если она хочет убить себя как политика, то только в этом случае согласится на ввод немецких войск на территорию Украины, где половина жителей - русские.
Остальные натовские военные силы недееспособны.
Французы на Украину не сунутся. Бриты? Думаю, нет, даже если Вашингтон будет на них давить.

Но Путин тем не менее даёт Вашингтону, Брюсселю и Берлину шанс одуматься. Киеву бесполезно, так как он не способен одуматься.
Путин пункт за пунктом перечислил вчера, каковы экономические последствия дальнейших безумств Турчинова-Яценюка-Авакова.

При самом драматическом развитии событий через несколько дней Украина автоматически будет разделена на Правобережную Украну, оккупированную НАТО, и Левобережную независимую республику (с южными областями или без оных) - Новороссийскую федерацию под военным протекторатом России.
Через пару месяцев встанет вопрос (между Вашингтоном, Брюсселем и Москвой с другой стороны) о разделе Киева на украинскую и русскую зоны.

Дополнительная вводная: возможны провокации против Приднестровья или "обострение ситуации" в Молдавии, после чего войска НАТО будут введены не непосредственно на Украину, а в Молдавию.

Словом, Киеву нужно спровоцировать выдвиждение войск России и НАТО на свою территорию. Желательно (для Киева), чтобы первыми вошли войска России. Для достижения этой цели Киев способен НА ВСЁ.
Крымская тема по-прежнему остаётся одной из самых популярных в российских и мировых СМИ. Между тем, есть один её аспект, который, по-моему, вообще не обсуждается, а между тем, является самым загадочным. Это стремительность и стопроцентная успешность всей суммы событий, которые привели к воссоединению Крыма с Россией.

Конечно, всем, кто хоть немного знал реальное положение дел в Крыму, почти единодушное желание его жителей вернуться в Россию было известно.

Но с другой стороны, специалисты знают, что при всех президентах Украины Киев целенаправленно проводил политику по дроблению прорусских сил в Крыму и планомерно украинизировал местный административный аппарат.

С третьей стороны, мало кто признавал успешной политику России последних 23 лет на украинском направлении вообще и по поддержки местных русских и русскоязычных в частности. То, чем все эти годы занималась российская дипломатия на Украине, вообще мало кому было понятно.

Наконец, в самой Москве существовало могущественное лобби тех, кто во главу любых действий России предлагал одно - ни в коем случае не «ссориться с Западом, ибо он сильнее».

И вдруг - такая гениальная операция. Стремительная. С точно просчитанной реакцией Запада, в частности и в том, что ничем серьёзным, кроме слов, Запад ответить не сможет. А там, где будет пытаться - у Москвы на всё заготовлены либо дипломатические аргументы, либо конкретные и очень точно дозированные - ровно столько, сколько нужно, действия.

Только невежды могут утверждать, что с Крымом «Путину повезло». А ведь такая версия очень популярна в определённых кругах в Москве. Нет, чтобы так в политике «повезло», да ещё в столь деликатном деле, - такого не бывает. Абсолютная политическая победа случайно на голову не падает.

Теперь, ретроспективно перебирая некоторые действия Кремля и некоторые слова Путина за последние годы, видишь косвенные доказательства того, что всё очень хорошо было продумано заранее. Причём очень заранее.

Мне представляется, что так.

Объективные условия: жители Крыма никогда не смирятся с существованием в украинском государстве; рано или поздно политический режим в Киеве (не при этом президенте, так при следующем) рухнет. Более того, рухнет не только режим, но и само и так весьма неэффективное государство.

Следовательно, нужно, во-первых, приготовиться к тому, чтобы когда это случится, политическая воля народа Крыма смогла опереться на открыто заявленную политическую волю и соответствующие действия Москвы. Нужно подготовить всё (вплоть до проектов соответствующих законодательных актов), чтобы созревший плод в нужный момент упал точно в одну из заранее подставленных корзин.

Во-вторых, нужно обеспечить максимальную секретность всей этой подготовки (в частности и от колеблющихся и прозападно настроенных чиновников в Москве), а посему круг людей, посвящённых в эти планы, должен быть предельно узким. Буквально 5-6 человек.

В-третьих, необходимо замаскировать эту подготовку. И лучший вариант маскировки - бессистемная и странная (чем более странная, тем лучше) деятельность посольства России на Украине.

Если всё это так, то это, бесспорно, гениальная политическая операция.

Лично меня интересуют, но вряд ли в ближайшие годы мы это узнаем, ответы на два вопроса. Первый: как долго Путин готовил эту операцию? Второй: через кого он проводил необходимую подготовку? 5-6 ближайших соратников ведь тоже не своими руками её осуществляли. Они лишь выдавали соответствующие команды.

Итак, всё было продумано заранее. Все ловушки расставлены. Все нужные силы (которые, возможно, даже не подозревали, ради чего они будут делать то, что им предписано) готовы. Путин ждал того, что рано или поздно должно было случиться. И случилось. 22 февраля с.г. государственная власть на Украине рухнула.

То, что происходило потом, все мы знаем.
Моя статья "Вся правда о Путине", опубликованныя 16 февраля 2000 г. в "Независимой газете" (отрывки)

Информации для этого (ответа на вопрос, кто такой Путин) более чем достаточно. И интерпретировать ее легко.
Что мы о Путине уже знаем? Немало.
Он выходец из КГБ—ФСБ. Молод. Работоспособен. Трудился вместе с либерал-радикалами. Как политик и функционер сформировался не в советское время, даже не в перестройку — в период ельцинских реформ.
Он назван Ельциным преемником — более того, Ельцин фактически в его пользу отказался от власти. Кандидатура Путина была одобрена Семьей.
Он жестко, несмотря на нарастающую критику, провел операцию в Чечне.
Он сказал, что террористов будет мочить даже в сортире, хотя это неэстетично и, судя по всему, есть нарушение права террористов на свободное отправление нужды.
Он сто раз повторил, что вопрос целостности России не обсуждается. И уже десятки раз повторил слова о своей приверженности рыночным реформам, правам человека и гражданским свободам.
Я могу перечислять еще десятки примеров вполне определенных слов и дел Путина. Но и сказанного хватит — любой легко вспомнит остальное.
Теперь — что такое Путин? Ответ главный, вбирающий в себя все остальное: Путин — государственник, или державник. Все иное в нем, включая знание немецкого языка, катание на горных лыжах, посещение церкви, дочек, играющих на скрипке, встреч с Михалковым-Кончаловским и Гергиевым и прочая и прочая, — второстепенное.
Что будет делать Путин после 26 марта 2000 года?
Он будет делать всё, что будет полезно, с его точки зрения, для укрепления России как государства и как нации. Всё. Этой главной цели будет подчинена вся его деятельность.
Но он будет делать это «всё» не просто по собственному хотению, а:
1) исходя из реальных возможностей России (если чеченских террористов можно добить, то будем их добивать, а с Советом Европы — менее значимая проблема, разберемся — не в смысле «мочения» — потом);
2) исходя из того, что эффективно сегодня для укрепления России как государства и нации: если эффективна либеральная экономика — будет либеральная; если выяснится, что эффективнее мобилизационная — будет мобилизационная;
3) исходя из реальных условий, в которых существует сегодня Россия в мире, и правил игры, принятых в этом мире: открытость границ, Интернет, глобализация, гражданские свободы, права человека, свободные СМИ и т. п. Путин знает, что железного занавеса давно нет и воссоздать его невозможно; что властного ресурса на введение диктатуры ради отложенной демократии в стране просто нет;
4) наконец, исходя из того простого постулата, что «правила игры» в мире создают сильные, а выполнять их заставляют слабых. Сами же сильные в случае нужды (угрозы своим интересам) эти правила нарушают. Иногда беспардонно — врубая для прикрытия пропаганду на всю мощь (Косово), иногда скрытно, иногда, что особенно модно сейчас, точечно. На сей случай (нарушения «правил игры») есть и специальное правило. Собственно, я его уже сформулировал: для того чтобы нарушать «правила игры», нужно быть сильным или (примечание первое и оно же последнее) казаться сильным.
Что здесь неясного?
Может быть, вам нужны конкретные ответы на совсем уж конкретные вопросы?
Можно и конкретные.
Попытается ли Путин освободиться от пут Семьи и олигархов?
Непременно.
Будет ли нарушать права журналистов?
Не будет. Если только это не зарубежный журналист без документов, вступающий в контакт с врагом, в результате чего солдаты армии России выглядят не как освободители (на своей территории), а как исчадия ада.
Почему в этом случае Путин будет действовать так? По той простой причине, что целостность России для него есть условие сохранения России и государства в ней, есть необходимое условие для того, чтобы в этой России была свобода слова. Свобода слова без России Путину не нужна. Нужна только вместе с Россией.
И по второй, еще более простой, но не менее важной причине: потому что солдаты на смерть за свободу слова не пойдут (а войны без смертей не бывает — это не Путин придумал). А пойдут они на смерть (и генералы их — даже под осуждающими взорами матерей — пошлют на возможную смерть) — за Родину и за жизнь своих семей. В любой стране мира, а не только в России.
Что здесь непонятного?
Я знаю, почему четыре гиганта мысли и столпа русской демократии (Чубайс, Касьянов, Кириенко, Титов) стушевались в Давосе, когда из зала прозвучал вопрос: «Что такое Путин? Чистый ли он лист, и кто будет на этом листе писать?» Не потому, что они не знают, что такое Путин. Они постеснялись сказать правду. И еще им показалось, что их не поймут. А также им почудилось, что самому Путину не понравится, если о нем скажут правду.
Я не стесняюсь. Мне не кажется, что меня не поймут, — я знаю, что многие не захотят понять. Мне все равно, понравится или нет Владимиру Путину то, что я написал.
Владимир Путин — очевидно современный русский политик западного толка, то есть он ценит силу и знает, когда общественным мнением можно пренебречь, а когда нельзя.
Все боятся войны. И это правильно и естественно.
Мало кто желает войны. И это тоже правильно и естественно.
Однако неправильно и неестественно, более того – неумно и безответственно публично рассуждать о войне, пугать войной, не понимая, что это такое, или понимая, но специально вводя широкую публику в заблуждение.
Речь, естественно, о «войне с Украиной», которую то ли «уже развязала Россия, то ли вот-вот развяжет».
Конечно, было бы лучше, если бы подобные разъяснения сделали официальные представители России, но поскольку они по непонятным мне причинам этого не делают, то кое-что на «простой бумаге» напишу я.
По-многим и очень серьёзным причинам и речи не может быть о «войне России с Украиной».
Главная проблема войны (и в данном гипотетическом случае) не в том, чтобы какую-то армию разгромить и какую-то территорию занять, а в том, как отнесётся к этому население данной территории и что потом на этой территории делать.
Сказки о «братской Украине» можно рассказывать долго, но ситуация реально такова. По крайней мере треть населения Украины (в её западных областях, естественно) не только не собирается приветствовать вступление российской армии на Украину, но будет этому сопротивляться. Многие и с оружием в руках. А это означает подавление сопротивления не слабосильных ВС Украины, а гражданского (вооруженного) населения. В Москве это, конечно, понимают. По одной этой причине даже гипотетически предполагать, что ВС России оккупируют всю территорию Украины, абсурдно.
Далее. Если ты кого-то оккупировал, то ты вынужден 1) установить оккупационный режим; 2) обеспечивать всем необходимым население оккупированных территорий.
Разумеется, в Москве сидят не идиоты, не понимающие, что взять на содержание (даже если всё население Украины останется лояльным) 45 миллионов человек (треть населения России), включая весь Майдан и Яценюка с Кличко, страну, обременённую государственным долгом то ли в 70, то ли в 140 млрд. долларов и неэффективной экономикой, безумие. Это вторая причина, по которой никакого вооружённого вторжения на Украину быть не может.
Третья. «Оккупация» это всегда временный режим. А что дальше? Решать за Украину все её запутанные, в том числе и финансовые дела? На протяжении скольких лет, десятилетий?
Четвёртая. Война России против Украины неизбежно приведёт к возникновению гражданской войны на Украине между, условно говоря, Востоком и Западом, - по крайней мере в центральных областях Украины. Вообще-то говоря, такую войну уже разожгли вооружённые «активисты евромайдана» (читай – боевики и террористы). Пока она носит характер точечных столкновений, а её возникновение – полностью на совести тех, кто спровоцировал противостояние в Киеве и их западных кураторов и покровителей. Россия здесь вообще не причём.
Иное дело, если войска России вторгнутся на территорию всей Украины.
А тут уже дело не только в моральной и политической ответственности, но и в том, что России придётся участвовать в подавлении гражданской войны, причём в подавлении её с обеих сторон. Естественно, Россия никогда в такую очевидно проигрышную авантюру по собственной инициативе не ввяжется.
Пятая. Из мелкого, но в нынешних условиях – существенного. На Украине есть олигархи, которые откажутся от чего угодно, но только не от своих состояний. Кремль со своими-то олигархами не всегда знает, что делать, а тут он ещё вынужден будет заниматься делами местных?
Можно привести ещё много очевиднейших причин того, что никакой широкомасштабной войны с Украиной никто в Москве не задумал, не планирует и даже не попытается «в порядке эксперимента» осуществлять.
Я уже не говорю о собственно «гуманитарных» аспектах всего того, что сейчас приписывают России в связи с мифическим вооружённым захватом Украины.
В связи с этим всякие разговоры о том, что Путин задумал «маленькую победоносную войну» (тем более, для того, чтобы «окончательно задушить внутреннюю (российскую) оппозицию»), как минимум, глупость, произносимая устами в лучшем случае невежд.
Однако реальной является перспектива вооружённой защиты русского населения Украины там, где оно будет подвергаться угрозе политических или физических репрессий и по его просьбе. Это, во-первых, не требует никакого «массированного вторжения», никакой «войны с Украиной». Во-вторых, может стать реальностью только «в крайнем случае», то есть в таком случае, когда физическое уничтожение русских и иных не принявших «новую власть» в Киеве, станет трагической реальностью.
В-третьих, такие операции не потребуют использования каких-либо «призывников», «мальчишек», на чём сегодня особо спекулируют одни или чего искренне опасаются другие.
В-четвёртых, политическую, гуманитарную и правовую обоснованность таких возможных операций нужно разбирать отдельно. Фактически Кремль уже заявил о готовности к этому. И именно это может быть предметом серьёзных (не спекулятивных) публичных, экспертных и политических дискуссий.
В-пятых. Вопреки ангажированному (внутренне или внешне) мнению тех, кто считает, что Украина без внешнего вмешательства распасться не может, эта перспектива достаточно реальна. Первое: может – и причин тому много. Второе: внешнее вмешательство уже наличествует – это вмешательство Запада (всё, что связано с событиями последних месяцев после саммита ЕС в Вильнюсе). И именно оно перевело потенциальную угрозу распада Украины в реальную.
И как раз на сей случай (распада Украины) Россия (с учётом того, что гражданами Украины являются не менее 8, а реально – не менее 20 миллионов русских) должна быть готова к их защите, включая вооружённую, но, естественно, и в этом случае ни о какой оккупации всей Украины речи быть не может (по указанным выше причинам).
Вообще-то у тех на Западе, кто опасается «вооружённого вторжения России на Украину», есть возможность эту угрозу (реальную или мнимую) предотвратить. Нужно просто взять на содержание все 45 миллионов граждан Украины, всю украинскую промышленность. Если завтра Запад даст Турчинову-Яценюку 100 миллиардов долларов, то угроза распада, спровоцированная самим Западом, сразу исчезнет. Конечно, нужно будет сделать ещё кое-что (например, блокировать создание националистической власти), но минимально необходимый и обязательный первый шаг – 100 миллиардов долларов на киевскую бочку.
1. Ошибочно распространённое и психологически понятное мнение: другие страны (особенно те, что тебе не очень нравятся) могут распадаться, а твоя страна и любезные тебе страны распасться не могут никогда.
Это относится даже к "старым", устоявшимся государствам, но к новым - особенно.
Многие, в том числе и на постсоветском пространстве, считают, что то, что распался Советский Союз, естественно. Но больше этого ни с кем не может и не должно случиться. Современная история смеётся над этим заблуждением.
Только в Европе и на постсоветском пространстве Центральной Азии и в Закавказья распались с конца 80-х годов ХХ века (иногда - с "помощью извне") следующие государства: мирно - Чехословакия; немирно или не очень мирно: Югославия, а затем и Сербия; Молдавия (отделилось Приднестровье), Азербайджан (отделился Нагорный Карабах), Грузия (отделились Абхазия и Южная Осетия). Ещё ряд государств, как в самой "Европе" (включая и сам форсировано расширявшийся ЕС), так и на постсоветском пространстве, стояли и стоят перед вероятностью отделения различных территорий или поглощения части территорий одних стран другими.
Итак, забудьте о мифологеме "нерушимости границ в Европе". Последние 25 лет они рушатся - такова тенденция. Не менее трети нынешних государств, входящих в Совет Европы или ОБСЕ, нанизаны на эту тенденцию. И это только в Европе!
Вообще, как известно, количество государств в мире множится. За счёт чего? За счёт распада тех, что уже существуют, разумеется. Единственное государство, которое теоретически может теперь возникнуть иным путём - это Республика Антарктида.
2. После Югославии, Ирака, Афганистана, Ливии, Сирии (хотя четыре последних и не являются европейскими государствами) лимит военного вмешательства США в дела Европы, судя по всему, исчерпан.
3. Волю народов к воссоединению погасить (а тем более - уничтожить), как показал исторический опыт, практически невозможно. Она может затихать, уходить в подсознание, но чаще всего в какой-то момент (максимальной свободы или, напротив, максимальных репрессий) вновь актуализируется.
4. В смутные времена (а именно такие времена мы переживаем на постсоветском пространстве и в целом в Европе) политики очень часто оказываются перед необходимостью принимать решения, которые ставят на кон не только всю их предшествующую карьеру, но порой и жизнь. Естественно, и жизни многих других людей.
Проблема тут двойная. Политик может попытаться избежать исторического выбора, перед которым он оказался. В частности, под предлогом того, что если он сделает нечто, то это приведёт к жертвам. Но дело в том, что отказываясь от требуемого историей выбора, политик, как правило, не уходит от жертв, а лишь заменяет одни жертвы другими - часто ещё более многочисленными.
А единственная жертва, принесением которой он не рискует, это он сам.
Но и это чаще всего иллюзия. Да, тот кто проявляет политическую волю и рискует, лично может проиграть всё. Но не проявив такой воли - он чаще всего тоже проигрывает всё. Как политик. Ибо в конечном итоге политиков оценивают не историки и политологи, а собственные народы.
5. Казалось бы, ясно, чем нужно руководствоваться, делая такой выбор: нельзя приносить в жертву большее, спасая меньшее (под меньшим имеется в виду, конечно, не судьба самого политика - и свежий пример Януковича тому яркое доказательство: не решившись пожертвовать собой как меньшим, он потерял и большее - страну, и самого себя, которого и пытался спасти).
Но это арифметически ясное и, казалось бы, совершенно логичное правило не универсально не только в политике, а в политике - тем более.
Существует такое меньшее, без спасения которого нельзя спасти и большее. В этом случае идти на риск - обязанность политика.
6. Вопрос в том, как определить, что это за меньшее, которым нельзя жертвовать, и настал ли тот момент, когда риск исторического поражения (и меньшее не спасаешь, и большее потеряешь, в конечном итоге - всё; опять же - речь не о собственной судьбе политика). И вторая ипостась этого вопроса: а настал ли именно тот исторический (и психологический) момент, когда из всех возможных вариантов действия или бездействия (включая символические действия) оптимальным (а потому - всё равно стратегически выигрышным) является спасение меньшего как неизбежный и единственно возможный вариант спасения большего, всего? Или этот момент ещё не настал? Или он уже прошёл? Если ещё не настал или уже прошёл - то тогда, конечно, идти на риск не только нельзя - недопустимо.
7. Кто может точно ответить на оба вопроса? Эксперты? Да, с ними нужно советоваться. Ближние круги правящего класса, элита? Да, их мнение нужно учитывать, но при этом всегда иметь в виду, что у правящего класса, у элиты очень часто (особенно сегодня) бывают эгоистические интересы, выдаваемые за национальные. Спецслужбы? Да, бесспорно - их информация бесценна, если даже противоречива. Но вообще-то дело спецслужб не столько давать информацию и её анализ, сколько предлагать решение проблем в вариантах, недоступных широкой публике, публичным политикам и правящим элитам, ангажированным своими эгоистическими и чужими интересами порой гораздо больше, чем интересами нации, страны, государства.
Таким образом, у политика, имеющего право, полномочия и обязанность принимать такого рода решения есть только два искренних советника.
Первый - это народ его страны. Если народ ждёт и жаждет, чтобы политик в решающий момент сделал тот или иной выбор, то политик должен подчиниться народу. А мнение народа - это не результаты опросов общественного мнения, хотя и они нужны. Мнение народа - это то, что в данный момент политик кожей, интуицией, совестью, духом, ну и, конечно, интеллектом, ощущает и осознаёт как непоколебимую волю народа.
Второй верный советник и советчик политика - это он сам. Единственный. Неповторимый. Не в том смысле, что уникальный, а в том смысле, что он есть конкретный человек, находящийся в уникальной политической позиции (он имеет право принимать решение за нацию) - наместник нации на пространстве Земли. И в том смысле, что он - обычный в сущности человек - должен в такой момент максимально точно почувствовать, чего хочет нация и является ли её желание единственным способом желаемого достичь.
Политик в такие моменты не имеет право ошибиться. И выполняя интуитивно ощущаемое желание нации, и не следуя ему, если он чувствует, что дело не в степени риска, а в том, что успеха не будет.
8. Психологически часто легче начать действовать, чем отказаться от действия или отложить его. Но и отказаться от действия (формальные и иные оправдания всегда найдутся), как правило, удобнее, чем сделать решительный шаг. Победа (личная и национальная) может лежать и там, и там. Поражение (личное и национальное) - тоже. Единого алгоритма нет. Универсального решения - тоже. Ясно только одно - если колеблешься, если не уверен, если не готов пойти до конца (хотя бы своей личной карьеры) - то лучше не действовать. Колеблющиеся не побеждают. Даже в выигрышной ситуации.
9. В русской традиции, в русской истории, в русской политике всё, что я написал о выборе решения в такой ситуации, сконцентрировано во всем известной формуле: тяжела ты, шапка Мономаха!
Да, тяжела. Но ведь никто силой политика под эту шапку не загонял.
Но, с другой стороны, только тот, на чью голову эта шапка венчает, может почувствовать, придавливает ли она его в данный исторический момент к земле, или, несмотря на свою тяжесть - благодаря этой тяжести - окрыляет.
Если сегодня ночью и завтра власть не подавит вооружённое восстание, фактически поддерживаемой западными странами, то вооружённые боевики перейдут в решающее наступление (имея пропагандистской целью и максимум крови и трупов) вечером 23 февраля - во время церемонии закрытия олимпиады в Сочи.
Если власть Януковича в ночь с 23 на 24 февраля падёт, то западные страны (сначала скандинавы и прибалты) начнут одна за другой признавать новый режим, во главе которого будет поставлена какая-нибудь временная марионеточная фигура.
До этого момента Россия вмешиваться не будет.
Но официальные представители России (что естественно, и как, в частности, и я предлагал) уже заявили, что не признают тех, кто придёт к власти таким путём.
И в этот момент Россия начнёт действовать.
Как? Какие варианты возможны?
Об этом стоит говорить только после того, как мы увидим, что принесёт сегодняшняя ночь и завтрашний день.
Пока можно сказать лишь следующее.
1. Восстановление власти президента Украины Януковича без крови уже невозможно.
2. Победа организаторов вооружённого восстания - это ещё большая кровь. И в момент захвата к власти, и далее. То есть, увы, но с максимальной вероятностью это переход Украины в стадию реальной общенациональной граждаской войны или фактического распада страны.
3. Россия не допустит односторонней интервенции Запада в целом или его отдельных стран на территорию Украины, даже только в её западные области.
4. В случае развития событий по худшему сценарию (приход к власти вооружённых боевиков и политических марионеток с майдана в качестве "временного руководства") ответственность за предотвращение общенациональной гражданской войны на Украине могут взять на себя две великие европейские державы. Ad hoc или (если их руководители, что является их служебной обязанностью, уже сейчас проговаривают все возможные варианты развития событий) на основе заранее достигнутых "спящих" договорённостей.
5. Кстати, не забудем, что на территории Украины находятся гигантские запасы боевой техники, оружия и боеприпасов, а также АЭС.
6. И не забудем, что гражданами Украины являются миллионы русских, у которых миллионы же родственников, живущих в России и являющихся гражданами России.

Latest Month

August 2014
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner